Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Сейчас на сайте находятся:
2 гостей
RSS-ленты новостей
rss20.gif

Портал был создан при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 07-04-12140в.

Портал зарегистрирован 05 августа 2010 г. в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) в качестве средства массовой информации, номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 41581. Учредитель В. А. Баранов.

(c) "Информационные технологии и письменное наследие", 2008-2017

О некоторых особенностях порядка слов в сочинениях Григория Цамблака («Житие Стефана Дечанского» и «Похвальное слово Евфимию») PDF Печать E-mail
Автор(ы): Валентина Димитриевна Петрова   
07.08.2012 г.
Summary. The article covers certain pecularities of the word order in 2 works by Grigori Tzamblak — “Hadiology of Stefan Dechanski” and “The Eulogy to Evtimi”. The word order in the works of Grigori Tzamblak (one of the most celebrated authors of Tyrnov School) is not a mere illustraion of dependendence on Greek language but serves as a means of syntax-semantic complication so typical of Grigori Tzamblak’s language.

Специфический порядок слов, составляющий одну из самых ярких особенностей языка книжников Тырновской школы, принято связывать с воздействием греческого. Язык оригинальных сочинений тырновских книжников в области порядка слов являет собой пример максимального приближения к языку византийских сочинений этого периода, отличаясь в значительной степени от языка ранних славянских переводов. Хотя порядок слов тырновских книжников, усложненный по сравнению с тем, что представлен в кирилло-мефодиевских переводах, давно привлекает внимание исследователей, пока определены только некоторые общие особенности порядка слов в сочинениях Евфимия Тырновского [Иванова-Мирчева, 1974; Харалампиев, 1990] и Григория Цамблака [Тихова, 1987].

Усложненный порядок слов тырновских книжников несомненно требует специального исследования, поскольку в нем находят отражение многие проблемы, связанные с формированием языка высокой книжности среднеболгарского периода (и специально языка новой славянской агиографии, известной под «плетение словес»). Ниже излагаются некоторые результаты наблюдений над особенностями порядка слов в двух сочинениях Григория Цамблака ― «Житии Стефана Дечанского» и «Похвальном слове Евфимию».

Особая сложность порядка слов в сочинениях Григория не может объясняться только следствием механического перенесения греческих образцов словорасположения в славянский текст. Анализ языка сочинений Григория показывает, что специфический порядок слов является не просто стилистическим средством, он напрямую связан с организацией текста, с проблемой смыслообразования. Необычность порядка слов является средством синтактико-смыслового усложнения текста, к чему и стремится Цамблак, считая это достоинством текста. Именно это декларируется им в «Похвальном слове Евфимию: характеризуя язык древних переводов, Григорий подчеркивает такие, отрицательные с его точки зрения, их качества, как «несложни въ рэчех явиша сz и разuмэнiи гръчьскыих писанiи несъгласны, дебелством же свzзаны и не гладкы къ теченiу глагольномu» [Похвальное: 29.1]. Ориентируясь на греческие образцы, Григорий осознанно выстраивает сложные синтаксические конструкции, определяющие облик его языка, и порядок слов выступает здесь одним из основных средств такого усложнения. Можно выделить определенные тенденции в расположении слов, применяемые для усложнения синтаксической конструкции. Григорий отдает предпочтение рамочной конструкции, при которой компоненты сочетаний, связанных между собой грамматически и по смыслу, разводятся, обрамляя всю конструкцию. В результате появляется усложненная синтаксическая структура, воспринимаемая как одна синтагма, границы которой образуют дистантно расположенные компоненты определенного словосочетания (в составе сложных синтаксических комплексов, как показывает графико-пунктуационное оформление в Рильском списке «Жития Стефана Дечанского» (XV в.), такие сложные синтаксические структуры отделяются точками). Так, дислоцируются части составного сказуемого: ниже бw хотэше любомѫдрiе дuшевное къ ничьсо же сuщим мира вещем прэкланэти [Похвальное: 26.3]. Придаточные предложения, как правило, обрамляются союзом и сказуемым: wт нихже есть и царь егvптu птолмеи, иже ветхаго закона богодъхновенныz книгы въсz, разuмом добродэтелныz дuшz нuдим, на еллинскыи zзыкь многочьстнэ прэвести сz uстрои [Похвальное: 30.5]. В причастных конструкциях с местоимением иже все компоненты высказывания оказываются в рамке из местоимения и причастия: страдааше же подобнаа ономu, иже ламбадѫ горzщѫz посрэдэ стъкла затварzти и тоѫ лuча uтаити покuшаѫщомu сz [Похвальное: 18.2]. У Григория преобладает модель субстантивных сочетаний с местоимениями иже, яже, еже с препозицией зависимых членов: ради zже къ немu любве [Похвальное: 16.5]. В рамках атрибутивного и субстантивного сочетания могут помещаться определения, сказуемое, дополнения, обстоятельства: и wблаком обычное дъжда словом просити служенiе [Похвальное: 8.1], вльчiи иже въ стадо вхwд [Житие: 701б]. В результате нарушаются правила расположения синтаксических компонентов предложения, непроективные сочетания становятся регулярными. Изменение взаиморасположения членов конструкции приводит к изменению интонационного рисунка фразы, который приобретает экспрессивную окраску. Субъективный порядок слов является отличительной чертой языка Григория, являясь основным средством создания экспрессивности изложения. Среди самых характерных для Цамблака закономерностей расположения слов следует отметить экспрессивное выделение зависящих от глагола компонентов, что изменяет линейную структуру всего предложения. Предложно-падежные формы или качественные наречия выносятся вперед, в результате чего фразовое ударение оказывается в начале предложения. Необычность порядка слов сохраняется и в случае, если вперед выносятся не все компоненты сочетания, выступающего в функции дополнения, а только часть: съи синаискаго оного и мнwгаго въ боговидэни григорiа наслэдова uмнаго житiа правило непрэльстное, иже параwрскыа горы испытным разuма uставом ни въ чьсом же синаискыz остаати гwры uправи и wного uбо блаженныи fеwдосiе, сего же чюдныи еvfiмiе прэемникь житiu и молитвэ бэше [Похвальное: 12.2]. Именно эти варианты расположения дополнения с ярко выраженной экспрессивной окраской характерны для Григория.

Итак, язык Григория, значительно грецизированный, дает прекрасную возможность увидеть, как греческие модели словорасположения претворяются в средство, определяющее индивидуальный стиль славянского книжника.

Синтаксические конструкции с порядком слов, формально воспроизводящим греческие модели, не характерные для предшествующей славянской книжной традиции, явились для тырновских книжников средством формирования языка высокой книжности, противопоставленного, с одной стороны, языку «первых преводителей», с другой ― языку живому. Особая значимость фактора порядка слов как одного из основных средств для создания южнославянского стиля «плетение словес» хорошо проявляется при сопоставлении с ролью этого фактора в восточнославянском «плетении словес», в котором предпочтение отдано другим средствам, восходящим к библейской поэтической традиции.

Список литературы

Житие ― Житие Стефана Дечанского. Библиотека музея «Рильский монастырь», № 4/8 (61), л.699а – 712а.

Иванова-Мирчева, 1974 ― Иванова-Мирчева Д. Евтимий Търновски ― писател-творец на литературния български език от късното средновековие // Търновска книжовна школа. София, 1974. С.197–210.

Похвальное ― Похвално слово за Евтимий от Григорий Цамблак. София, 1971. С.111233.

Тихова, 1987 ― Тихова М. Словоредни особености в Житието на Стефан Дечански от Григорий Цамблак и в Манасиевата Хроника // Palaeobulgarica/Старобългаристика. 1987. Т.XI, № 4. С. 55–61.

Харлампиев, 1990 ― Харалампиев И. Езикът и езиковата реформа на Евтимий Търновски. София, 1990.
 
« Пред.   След. »