Школа 2009
Школа
Организационный комитет
Programos komitetas
Mokyklos veiklos kryptys ir temos
Pagrindinės datos
Registracija ir taikymas
Конкурс
Конкурсные работы
Dalyvio mokestis
Программа школы
Mokyklos medžiaga
Участники школы
Organizacinė Infromacija
Kultūrinė programa
Фотогалерея





Lost Password?
No account yet? Register
We have 5 guests online
RSS-ленты новостей
rss20.gif

Portalo kūrimą rėmė Rusijos humanitarinių mokslų fondas, projektas Nr. 07-04-12140в.

Портал зарегистрирован 05 августа 2010 г. в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) в качестве средства массовой информации, номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 41581. Учредитель В. А. Баранов. 

(c) "Informacinės technologijos ir rašytinis palikimas", 2008-2016

Славянские композиты: механизм перевода, синтаксическая природа. PDF Print E-mail
Written by: Ольга Петровна Варанкина   
Воскресенье, 20 Сентябрь 2009
Рассматриваются структура и семантика композитов с начальным бого-  минейном тексте, выявляется механизм перевода, а также функции сложных слов в древнеславянском тексте.
1. Электронные ресурсы помогают нам не только хранить информацию, но и обрабатывать ее. Сегодня в сети Интернет существует большое количество сайтов и порталов, на которых размещены электронные издания древних текстов, зачастую адаптированные для современного читателя, но  не приспособленные для исследовательской работы, предполагающей помимо теоретических размышлений практические. Делать различного рода выборки, используя такие тексты, представленные в виде фотокопий, – работа очень кропотливая и долговременная, так как производится фактически вручную. Информационно-аналитическая система «Манускрипт» (URL: http://manuscripts.ru) позволяет пользователю иметь точное представление о лексическом значении слова и его семантических связях в языке и текстах древних рукописей, хранящихся в базе данных. Различные модули сайта (однотекстовая коллекция рукописей, многотекстовая коллекция рукописей, модуль выборок и запросов) значительно облегчают работу исследователя. 2. Занимаясь изучением композитов и их природы в древних славянских текстах, мы пользуемся возможностями ИАС «Манускрипт» для выборки композитов, всех контекстов и словоупотреблений.Создав на сайте правильный запрос, мы получаем все интересующие нас фрагменты текста, что значительно упрощает анализ специфики употребления той или иной языковой единицы в контексте. Так, например, чтобы выбрать, все слова с корнем бого-, нам достаточно лишь задать соответствующий запрос: «бого» и знак процента – помимо перечня словоформ, мы получаем также все контексты, где употребляются однокоренные слова.   3.     В данной работе мы определяем причину появления в древней славянской системе композитных образований. В качестве основополагающего берется тезис Э. Бенвениста о синтаксической природе композитов, а значит, неизбежным и целесообразным оказывается анализ семантики и функционирования композитов, позволяющий затем сопоставить славянские композиты и греческие соответствия с целью определения функции сложных слов в древнем славянском тексте.

Объектом исследования были выбраны теологические единицы, которые являются неотъемлемой составляющей древнерусской картины мира. Материалом для анализа стали композиты гимнографических текстов, в данном случае, мы будем рассматривать Служебную минею на май XII в. (ГИМ, Син. 166). Греческие соответствия, подобранные в минее, призваны проиллюстрировать существующие на любом этапе  сопоставления эквивалентности греческих и славянских единиц в письменных памятниках на Руси.  Целью данной работы является определение семантической структуры композитных образований, являющихся специфическими единицами минейного текста, соотношения с греческим источником. Задачи предполагают:

1)         выявление структуры композитов, их словообразовательной базы;

2)        сопоставление славянских композитов и их греческих соответствий;

3)       структурно-семантический анализ композитных образований.

4. Безусловно,  формальная и семантическая структура древнерусского переводного текста определялась структурой греческого оригинала. Религиозный текст в плане содержания представляется вполне символичным, а вследствие этого и формульным по структуре: т.е. речевая формула становится здесь средством номинации сложных понятийных единиц, которые требуют, с одной стороны, максимальной полноты охвата содержания, а с другой – предельной узнаваемости и свободной воспроизводимости.     В процессе перевода устанавливаются определенные отношения между двумя текстами на разных языках. Сопоставляя такие тексты, можно раскрыть внутренний механизм перевода.

Одним из таких средств являются композиты. О композиции в науке сказано немало,  как об одной из  наиболее характерных особенностей церковно-книжных текстов Древней Руси. Появление таких образований в древнерусской языковой системе традиционно связано с формированием литературного языка на ранних этапах его развития под активным влиянием старославянской лексической системы, где композиты появляются при калькировании сложных слов греческих оригиналов. Анализу подвергается собственно славянская лексическая система, отражаемая в тексте: именно отношения внутри этой системы делают возможным появление структурно близких композитов, а греческие соответствия Служебной минеи призваны проиллюстрировать соответствующие на любом этапе сопоставления отношения эквивалентности греческих и славянских единиц в письменных памятниках на Руси.    

5. Методологической основой анализа композитов с начальным бого-  стало сопоставление структуры и семантики греческих и соответствующих славянских  сложных слов или словосочетаний. При определении значения композита следует учитывать не современный перевод такого образования, а контекстуальное значение, реализованное словом. То есть, семантическое поле, которое образуется вокруг композита сопряженными с ним словами и соотношением значением составляющих его слов, актуализирует со-значения образования, которые и станут в будущем автономными лексическими значениями единиц-омонимов. Толкование семантики древнейших славянских композитов остается актуальной задачей исторической лингвистики. Чтобы решить эту задачу комплексно, необходимо учитывать широкий спектр факторов, которые обусловливают семантическое наполнение сложного образования, выступавшего в церковно-книжных текстах в качестве термина.  Еще И. И. Срезневский избегал  значения этих при составлении словаря и ограничивался  ссылками на греческие источники, кальками которых и является большая часть славянских композитов в религиозной культурной среде.

6. Общий взгляд на состав слов-compasita  в минеях 11-14 вв. позволяет увидеть закономерность в выборе компонентов сложных образований: наиболее часто это основы слов, в будущем определивших констант (концептов), как например, в нашем случае бог.   Критерии различения заимствованных композитов-калек и собственно славянских образований до сегодняшнего дня не выработаны. "Обрастание" калькированного слова формальными, грамматическими, словообразовательными показателями, осуществлялось на базе уже существующих  славянской системе  моделей, о чем нам говорит нарушение эквивалентности аффиксальных элементов греческого и славянского слов (богословъ, богословьнъ, богословьць).     Такая возможность разноаффиксных образований - это результат поиска адекватных средств отражения христианского понятия в славянской языковой системе на раннем этапе.     Калькирование при переводе древнего текста чаще всего сопровождается активной семантической обработкой слова - транспозицией и ментализацией, а значит, особенности деривации композитов в раннем славянском тексте определяются в первую очередь спецификой  раннего этапа освоения христианских понятийных единиц на славянской почве: активизация самой модели сложного слова неразрывно связана  с переосмыслением семантики слов.

Содержательная специфика текста минеи во многом определяет его языковое наполнение. Адресат настроен на выход за пределы текста, и это распространяется  на все его элементы, и как следствие этого смысловые пространства текста расширяются. Благодаря возможности соотносить по-разному элементы синтагмы возникает содержательная «многоуровневость» текста Минеи, которая возможно принципиальна для средневекового языкового сознания при восприятии песнопения; а композиты, являясь неотъемлемыми терминологическими и поэтическими единицами в тексте Минее,  во многом отвечают такой коммуникативной цели – их смысловая «многоуровневость» структурно задана, объективна.

Подходов к анализу композиции много, мы считаем более корректным рассматривать и исследовать сложения как синтаксические структуры, которые занимают промежуточное положение между синтагмой и словом, опираясь, таким образом, на тезис Э. Бенвениста о том, что «именное сложение – это микросинтаксис. Каждый тип сложных имен следует изучать как трансформацию какого-либо типа синтаксически свободного словосочетания» [3, 241]. Принципиально различая синтагму как свободное сочетание, которое не имеет логического ограничения по образованию, а базу композита как сочетание необходимое, автор указывает на функцию композита соотносить в структуре «относительные термины, требующие дополнительных терминов», и расширять, благодаря логическому соотношению разноклассовых единиц, объем понятия [там же, 246].     Для обозначения набора условий формирования смысла слова был выбран такой термин как ассоциативно-семантическое поле. Под ассоциативно-семантическим полем понимается комплекс значений слова, который складывается из:

1) общеязыкового значения слов в данный период развития языка;

2) древнейшего этимологического значения (традиционно называется внутренней формой слова);

3) жанрово обусловленных компонентов семантики слова (например, характеризующая семантика большинства имен в гимнографии и символическое значение личных имен в литургии);

4) из компонентов, обусловленных значимой религиозной идеологией определенного времени;

5) из составляющих, обусловленных влиянием греческого оригинала и ставшим результатом транспозиции семантики славянского слова в переводном памятнике в иной культуре;

6) из семантических долей, появляющихся в структуре семантики слова под влиянием контекстных условий (термин и разработка понятия Е.М. Верещагина).

При толковании значения композита такой подход представляется не только возможным, но и продуктивным, так как часто это искусственные образования, например калькированные с греческих слов, и семантика их не может быть определена на внетекстовом, общеязыковом уровне: она складывается из представлений переводчика 1) о значении и функциональной значимости славянских основ; 2) о смысле переводимого текста, в общем и целом и о значении компонентов греческого композита, причем здесь учитываются метонимические и метафорические дериваты в греческом; 3) о синонимических, квазисинонимических, паронимических и антонимических связях слов славянской языковой системе.       

7. Нам  представляется интересным анализ композитов с начальным бого-, в которых атрибуции Бога призваны охарактеризовать его сущность и установить систему отношений фрагментов мира: такое соположение имен расширяет объем понятия, увеличивая число представлений о фрагментах (здесь о Боге), об их связи, об их признаках.Композитных  образований  с начальным бого - в Минее на май достаточно много. Сложность процесса заимствования  ранний период развития языка с семантической точки зрения и поиск адекватной формы для новых культурных понятий не позволяют авторам словарей точно идентифицировать и лексическую, и грамматическую семантику этих образований. Так, например,  композит  богодъхновеныи, который часто встречается  минее:           (3об.) В греческом этот контекст выглядит так: Ουρανούς επέβης, γεγηθώς θεόπνευστε Ιερεμία, καί σύν ασωμάτοις, θρόνον τού Παντάνακτος περιπολεύεις. Здесь мы видим, что славянский композит произошел от греческого слова θεόπνευτε.  Начнем анализировать слово-источник и производное слово. Толкуя значение композита, Словарь древнерусского языка XII-XIVвв.  часто идет по пути разложения композита на две составляющие: т.е. - 1) вдохновленный богом; 2) исполненный божественного духа, мудрости. Старославянский словарь (10-11 вв.) так же определяет этот композит - "боговдохновленный, вдохновленный богом". Этот тип толкования  во многом отражает современное представление о значении композита, а ранние (древнерусские) композиты несколько иную семантику многих сложных образований. При определении значения композита, как и любого термина религиозной терминосистемы следует учитывать не современный перевод такого образования, а контекстуальное значение, которое реализуется словом: семантическое поле, создаваемое вокруг композита сопряженными с ним словами и соотношением значений составляющих его основ, актуализирует со-значения образования, которые и станут в будущем автономными лексическими значениями единиц-омонимов.    Разберем композит по основам: первая основа нам понятна, а вторая основа дъх - /дух - соотносится  с понятиями "дыхание" - "дуновение воздуха" - "состояние, внушение" - "жизнь" - "Дух Святой" - "Бог" - "душа" - "тело". Это общеязыковые смыслы, которые вкладываются в эту основу, но в разных контекстуальных условиях этот фонематив имеет определенное значение: так, "дух" в СДРЯ определяется  как "дуновение воздуха; дыхание; духовное начало в человеке; настроение, состояние; бесплотное сверхъестественное существо" [СДРЯ III 1990: 126,129-130]. Т.е., мы понимаем, что первоначально слово/основа сопрягает в своей семантике все со-значения, лишь актуализируя часть их в том или ином случае.При толковании композита богодъхновенъ нужно, конечно принять во внимание средневековое христианское представление о человеческой природе как о единстве духа, души и тела. Тогда композит богодъхновенъ  становится вполне оптимальным эквивалентом греческого θεόπνευσμ-, который отражает многоплановое понимание данного качества святого - человека, обладающего особым свойством души, или духом, соотносимым с Богом и важнейшей его ипостасью (Духом Святым), обладающим высшим значением, так как дух и разум живущего сопряжены (ср. слав. духъ - жизнь, как и греч. - πνεύμα ) по законам, данным Богом, -их Бог "вдохнул", как и жизнь, в уста такого человека. Вернемся в контекст: композит богодъхновенъ может быть истолкован через соотношение компонентов сложного слова как "причастный Богу (основа бого-) по духу (основа дъх-), "вдохнутому" Богом (греч. πνευσ- ). Т. е. речь идет, как мы видим, о ком-то, обладающим " высшей способностью разумной души" входить с общение с Богом, обладающий знанием о Боге, сопряженный с Духом как ипостасью Троицы. Смысл контекста именно  такой: дух как знание о Боге и жизнь, определяемая этим знанием, обусловливает восхождение этого святого на небеса и радостное предстояние Божьему престолу наравне с ангелами. Далее смотрим второй контекст, где также встречается данный композит:                    (4 лиц.). Данный контекст можно трактовать следующим образом: высшее знание есть цель восхождения святого, боговдохновенного, Бог даровал ему это знание и поэтому он "боговдохновенный". ( Πηγής τής ακηράτου μέχρι καταντήσας, απαυγασμάτων τών τήδε θεόπνευσε, τού ποθουμένου σοι τέλους σαφώς). Здесь мы также наблюдаем метод калькирования. Богодъхновен-е  является  здесь обращением к святому, избранному Богом, к тому, в кого Бог "вдохнул" знание.Итак, из результатов анализа следует, структура композита богодъхновенъ такова, что ее элементы бог- и дъх- могут по-разному соотноситься  в пределах семантики слова: 1) Бог "вдыхает"  тайну бытия и знание в святого и он становится "боговдохновенным", 2) дух - свойство-знание, полученное от Бога; 3) дух как средство восхождения к Богу; 4) дух, который присущ святому соотносится с Богом-Духом Святым.  

8. Анализ  структуры и семантики сложного слова, его соотношения с греческим источником позволяет выявлять смысловые комплексные фрагменты славянской языковой картины мира, которые актуализируются  в каждом конкретном случае переводчиком либо переписчиком греческого богослужебного текста. Композит, таким образом, является тем структурным образованием, которое позволяет славянскому книжнику ярко показать сопряженность, соотносимость, взаимообусловленность, перекрещивание и/или совпадение фрагментов христианской картины мира. Многочисленные смысловые связи внутри полей позволяют славянскому автору варьировать средства выражения важных религиозных понятий, расставляя различные семантические акценты, а также внося разнообразие в синтагматическое оформление текста. Но воспринимать дискретно компоненты сложного слова и толковать их обособленно было бы неверно: создается слово, цельное по структуре и содержанию. Сложное слово терминологично: оно является средством обозначения специального сложнейшего теологического понятия. Его форма принципиальна в древнейший период развития языка: двуосновное образование зачастую семантически тождественно одноосновному слову, пережившему транспозицию в церковном переводном тексте, а затем семантическую деривацию в языке в целом [Никифорова С. А. Композиты  благовЬрие и благочьстие в тексте Путятиной Минеи XI века].

Литература

Бенвенист Э. Общая лингвистика  / Под ред. Ю. С. Степанова. – Благовещенск: БГК им. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 1998. Вейсман А. Д. Греческо-русский словарь. Репринт. 5-го изд. 1899 г. / М., 1991. Вендина Т. И. Средневековый человек  в зеркале старославянского языка/ Т. И. Вендина. – М.: Индрик, 2002. Верещагин Е. М. Средневековый человек в зеркале старославянского языка. – М.: Истрик,2002. Верещагин Е. М.  Христианская книжность Руси. – М.: Наука, 1996. Никифорова С.А. Композиты благовЬрие и благочьстие в тексте Путятиной Минеи XI века: варианты или синонимы?//  Филологические науки.- Ижевск: Удмуртский государственный университет, 2006-5.  Словарь древнерусского языка (XI-XIV вв.):  10 т./ Ин-т рус. яз., Гл. ред. Р. И. Аванесов. – М.: Рус.  яз.,  1988-2000. Словарь старославянского языка (X-XI вв.): М.: Русский язык, 1999.9     Служебная минея на май  XII века (ГИМ, Син., 166).
 
< Prev   Next >