Школа 2009
Школа
Организационный комитет
Programos komitetas
Mokyklos veiklos kryptys ir temos
Pagrindinės datos
Registracija ir taikymas
Конкурс
Конкурсные работы
Dalyvio mokestis
Программа школы
Mokyklos medžiaga
Участники школы
Organizacinė Infromacija
Kultūrinė programa
Фотогалерея





Lost Password?
No account yet? Register
We have 2 guests online
RSS-ленты новостей
rss20.gif

Portalo kūrimą rėmė Rusijos humanitarinių mokslų fondas, projektas Nr. 07-04-12140в.

Портал зарегистрирован 05 августа 2010 г. в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) в качестве средства массовой информации, номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 41581. Учредитель В. А. Баранов. 

(c) "Informacinės technologijos ir rašytinis palikimas", 2008-2016

О перспективах лингвотекстологического исследования русских летописей PDF Print E-mail
Written by: Саида Радиковна Зайнуллина   
Воскресенье, 20 Сентябрь 2009

 

This paper considers what possibilities are opened for linguists using new information technologies for linguistic-textological investigations. The one- and multi-textual modules of retrievals and queries help the user to carry out fast and qualitative search in one manuscript and to compare the whole manuscripts or their parts (fragments) between themselves.

В настоящее время в отечественной лингвистике особое внимание уделяется вопросам изучения языковой картины мира (как индивидуальной, так и общенациональной); поднимаются вопросы, связанные с ментальностью, с соотношением языка и мышления. Язык предстаёт как своеобразное средство доступа к человеческому сознанию; именно при его помощи человек мыслит и, главное, излагает свои мысли. Ведущую роль в исследованиях такого рода играет изучение семантики. Однако подавляющее большинство подобных трудов направлено на синхронное изучение языка, на работу с современной исследователю языковой личностью или же языковой общностью.

Изучение данного аспекта в диахронии зачастую производится по тем же принципам. Между тем, иной объект исследования - в данном случае средневековая русская ментальность - требует принципиально иных методов и подходов. Ключевую роль здесь играет темпоральный фактор: мы не можем наблюдать средневекового человека в процессе речевого общения (как это обычно бывает в синхронных исследованиях); о его жизни мы можем узнать только по дошедшим до нас текстам. Конечно, некоторые составляющие возможно реконструировать посредством изучения памятников живописи, зодчества, ремёсел, проведения археологических раскопок, а также других способов работы с дошедшими до нас материальными объектами средневековой культуры. Но что касается внутреннего мира человека, образа его мышления, мировоззрения, его культурных установок и прочего - единственным достоверным источником является текст.

Учёными (Д. С. Лихачёвым, Л. Леви-Брюллем, К. Г. Юнгом и др.) неоднократно поднимался вопрос о несоответствии двух диахронических типов человеческого сознания - современного и средневекового. Кроме того, «не только наш образ мира принципиально отличается от образа мира летописца, но и способы его описания» [Данилевский 1999: 10]. В связи с этим встаёт проблема понимания нами, современными читателями, древних текстов. Знакомясь с содержанием летописного памятника, мы не можем быть полностью уверены, что воспринимаем именно ту информацию, которую хотел донести до потомков летописец, что форма по-прежнему способна передавать изначально присущее ей содержание. Для того чтобы максимально приблизиться к истинному смыслу древнего текста, недостаточно соотнести каждое отдельно взятое слово с его словарным значением, пусть и в точности ему соответствующим, - необходим подробный лингвосемантический анализ контекста, условий употребления языковой единицы. Только в этом случае мы сможем говорить об уровнях понимания.

В качестве материала для изучения нами был выбран русский летописный памятник - «Повесть временных лет» по Лаврентьевскому списку (далее - ПВЛ по ЛС). Это уникальное произведение представляет собой древнерусский текст компилятивного характера, сохранившийся в нескольких разновременных списках, созданный в эпоху смены религиозных парадигм и, с лингвистической точки зрения, в эпоху распада именного синкретизма. Неудивительно, что ПВЛ уже не первое столетие является притягательным исследовательским материалом не только для лингвистов, но и для литературоведов, историков, культурологов и многих других представителей отечественной и зарубежной научной мысли. В истории русского языкознания исследованием ПВЛ занимались Д. С. Лихачёв, О. В. Творогов, В. В. Колесов, Е. В. Душечкина, Г. Ф. Ковалёв, Ф. П. Филин, А. С. Львов, Н. П. Некрасов, Г. А. Хабургаев, А. А. Шахматов и многие другие выдающиеся учёные [Лихачёв 1979; Творогов 1981; Творогов 2001; Колесов 2001; Душечкина 1973; Ковалёв 1980; Филин 1949; Львов 1975; Некрасов 1896, 1897; Хабургаев 1979; Шахматов 1940].

Прежде чем говорить о понимании нами образа мысли древнерусского книжника, нужно решить, для чего он создавал своё произведение. «Именно замысел определяет набор и порядок изложения известий в летописи» [Данилевский 1999: 14]. В ПВЛ, вопреки распространённому мнению, представлена не столько история Руси как таковая, сколько история её христианизации, история усвоения русичами-неофитами христианских догм; и в утверждении посредством Слова новой, христианской, веры создатель летописного текста видел одну из своих ключевых задач.

Любая авторская интенция реализуется в тексте при помощи системы оценок. В основе каждой оценочной системы лежит ряд оппозиций (например, Бог - Дьявол, благо (добро) - зло, истина - ложь), ориентированных на присущий данной системе абсолют, идеал. В христианском вероучении высшее начало, совершенство - Бог; преобладающий тип оценивания в памятниках древнерусской литературы - теистический, т.е. исходящий от божественного субъекта. Безусловно, помимо христианской (книжной) в тексте ПВЛ присутствуют и другие ценностные системы (мифопоэтическая и обыденная), но христианская оценка в связи с авторской установкой однозначно выходит на первый план.

Авторская интенция, таким образом, реализуется в тексте при помощи теистической, т.е. исходящей от божественного субъекта, системы оценок, центром которой закономерно становится Любовь (i не любАи не позна ба, яко бъ любы есть (1Ин 4:8)). «Ценностные ориентации древнерусских авторов складываются под влиянием Нового Завета и святоотеческой литературы, утверждающих идею тождества Бога и Любви как высшего Блага» [Ковалёв 1997: 72].

Поскольку данное исследование направлено на изучение средневековой русской ментальности, предметом ближайшего рассмотрения стали языковые единицы, служащие основным средством репрезентации представления средневекового русича о центральном понятии древнерусской ценностной системы - о любви. Речь идёт о языковых единицах с корнем  люб-, встречающихся в ПВЛ по ЛС.

Обозначенная выше методика лингвосемантического контекстного анализа обеспечивает актуальность настоящего исследования. Дело в том, что очень многие работы, посвященные изучению языка ПВЛ, носят исключительно описательный характер, они не основаны на лингвистическом анализе, на работе непосредственно с текстом, и это объяснимо: такого рода исследования необходимо предварять тщательной выборкой языкового материала, что само по себе требует от исследователя долгого и кропотливого труда. В наши дни уровень развития информационных технологий позволяет в значительной мере облегчить стоящую перед учёным задачу. Прогрессивный подход к работе с языковым материалом в совокупности с обозначенной выше методикой анализа обеспечивает новизну настоящего исследования.

В качестве источника нами было использовано электронное издание ПВЛ по ЛС, сверенное с факсимильным изданием и опубликованное на портале информационно-аналитической системы «Манускрипт» (далее - ИАС «Манускрипт»), содержащем коллекции древнейших и средневековых славянских и русских текстов (URL: http://manuscripts.ru). «Знакомство и работа с текстом рукописи, представленным в различной степени условности, развитый поиск по различным критериям, получение необходимых для научных исследований указателей, создание сравнительных указателей нескольких текстов или различных фрагментов одного, возможность наложения выборок (например, выявление их пересечения или разности), выявление разночтений нескольких единиц при наличии нормализованного образца - вот только небольшой перечень тех возможностей, которые могут быть реализованы с помощью Системы Манускрипт» [Баранов и др. 2003: 264].

Для того чтобы произвести выборку исследуемых единиц, мы обратились к модулю однотекстовой запросной формы, который позволил нам не только быстро и без особых усилий получить доступ к искомым объектам, но и познакомиться с контекстами, в которых они существуют. Ранее поиск производился по печатному изданию, в котором, как правило, не сохранены графико-орфографические особенности текста. Выборка материала в таком случае осуществляется практически вручную, что занимает значительное количество времени.

Конечно, в настоящее время познакомиться с летописным текстом возможно и в сети Интернет (например, на сайте с электронными публикациями «Библиотеки Дома Сварога», «Библиотеки Якова Кротова», а также с выложенными копиями академического издания «Полного собрания русских летописей» и др.), но ни один из существующих электронных ресурсов не дает возможности быстрой (вне зависимости от количества изучаемых памятников) и, главное, качественной (с сохранением графико-орфографических особенностей оригинала) выборки языковых единиц. Кроме того, упомянутый выше модуль однотекстовой запросной формы электронного издания позволяет исследователю обращаться к контексту, что также играет для нас особенно важную роль, поскольку напрямую отвечает заявленной в настоящей работе методике анализа: учитывается семантика языковой единицы в условиях её бытования внутри текстового пространства.

В ходе исследования нередко возникает необходимость обращаться и к другим летописным спискам в целях сопоставления «параллельных» отрывков ПВЛ и последующего нахождения в них семантических или же семантико-грамматических расхождений. Привлечение нескольких списков позволяет говорить уже не просто о лингвосемантическом контекстном анализе, но уже об анализе более высокого уровня - лингвотекстологическом, в отрыве от которого интерпретация языковых фактов теряет свою глубину, а главное - актуальность. В нашей работе мы обратились, помимо Лаврентьевского (1377 г.), к двум другим спискам - Ипатьевскому (первая половина XV в.) и Радзивиловскому (последнее десятилетие XV в.). Временная дистанция между ними не так велика (один-два века), но она позволила нам сопоставить тексты, установить некоторые разночтения и на их основании сделать ряд необходимых выводов.

Вручную параллельный поиск по нескольким текстам осуществить еще более затруднительно, чем простой поиск по одному тексту. Неслучайно в истории изучения летописных текстов намного больше трудов, посвященных изучению языка отдельно взятого памятника (см., например, Борковский 1935; Будде 1989; Ганцов 1927; Ляпунов 1900; Некрасов 1896 и др.), чем сопоставлению нескольких фрагментов одной рукописи или же различных списков одного произведения. Использование возможностей современных информационных технологий помогло нам решить и эту проблему. Помимо модуля однотекстовой запросной формы, ИАС «Манускрипт» располагает и другим инструментом для осуществления электронного поиска по текстовой коллекции с принципиально новым подходом к представлению данных -модулем многотекстовой запросной формы, результатом представления которого является не только собственно текст (оригинальный или преобразованный), но и система указателей словоформ (прямого, инверсированного и количественного), что в свою очередь позволяет пользователю получать сравнительные указатели единиц по данным нескольких разновременных летописных списков. Для получения желаемого результата необходимо 1) выбрать интересующие объекты (тексты / рукописи / фрагменты), 2) обозначить форму представления результата, 3) задать поиск по выбранным объектам. При выборе в качестве формы результата «текст» (оригинальный или преобразованный) пользователь получает перечень контекстов с выделением искомого элемента. Указатели словоформ в свою очередь дают возможность работать с контекстами посредством ссылок - система выдает перечень искомых единиц в виде списка (прямого или инверсированного) или таблицы и адрес контекста, где употреблена интересующая пользователя единица.

Последовательная выборка языкового материала при помощи модулей ИАС «Манускрипт» и последующий лингвистический контекстный анализ фрагментов ПВЛ позволили нам выделить несколько «видов» любви, которые оказались реализованы внутри сочетаний слов. Работая с языком ПВЛ, мы имеем дело с принципиально отличными от современных способами концептуализации действительности. Это связано, в первую очередь, с семантическим синкретизмом древнего имени. Синкрета заключает в себе множество представлений, и только в рамках сочетания возможна актуализация смысла. Вслед за В. В. Колесовым мы будем называть такое сочетание формулой-синтагмой. Именно она, а «не текст и не слово являлись основным элементом древнерусского литературного языка» [Колесов 1989: 138].

В связи с актуализацией различных смыслов оказалось возможным выделить ряд формул:   - сочетание, эксплицирующее представление о любви как о плотском чувстве (                 5 об.);   - о дружественных взаимоотношениях между государствами, их правителями или же отдельными людьми (           13 об.);   - о юридическом закреплении мирных отношений между государствами (             11 об.);   - об особом состоянии, приближающем верующего человека к Богу ([]           ), и др.

Таким образом, представление о любви в ПВЛ по ЛС дано довольно широко. Анализ контекстов, включающих слово любовь, позволил не только сделать вывод о нетождественности современного и средневекового представлений о любви, но и определить, как именно эта любовь проявлена на языковом уровне (экспликация в пределах формулы-синтагмы).

Перспективы настоящего исследования мы связываем прежде всего с сопоставлением уже полученных при работе с ЛС результатов с результатами по двум другим спискам - Ипатьевскому и Радзивиловскому, то есть с дальнейшим применением лингвотекстологических методов анализа. ИАС «Манускрипт» располагает текстовым материалом по всем трём спискам ПВЛ и позволяет производить быстрый и удобный поиск как по одному, так и по нескольким выбранным текстам. Для достижения данной цели интернет-ресурс располагает такими инструментами, как модули одно- и многотекстовой запросных форм.

Благодарности

Работа выполняется при поддержке Федерального агентства по образованию РФ (аналитическая ведомственная целевая программа "Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 годы), проект "Лингвотекстологические и корпусные исследования грамматической семантики древнерусского текста", 2.1.3/2987).

Список источников

Лаврентьевская летопись : «Повесть временных лет» по Лаврентьевскому списку летописи // «Манускрипт: Славянское письменное наследие» / Лаборатория по автоматизации филоогических работ УдГУ, кафедра «Лингвистика» ИжГТУ. - 2004-2009. - Режим доступа: http://manuscripts.ru/mns/main?p_text=32500902.

Литература

Данилевский 1999 -  Данилевский, И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.): Курс лекций: Учебное пособие для студентов вузов / И.Н.Данилевский. - М.: Аспект Пресс, 1999. - 399 с.

Ковалёв 1997 - Ковалёв, Н. С. Древнерусский литературный текст: проблемы исследования смысловой структуры и эволюции в аспекте категории оценки / Н.С.Ковалёв. - Волгоград: Изд-во Волгоградского гос. ун-та, 1997. - 260 с.

Баранов и др. 2003 - Баранов, В. А. Электронные издания древних письменных памятников и технология создания полнотекстовых баз данных // Круг идей: электронные ресурсы исторической информатики: Труды VIII конференции Ассоциации "История и компьютер" / В.А.Баранов, А.А.Вотинцев, Р.М.Гнутиков, О.В.Зуга, А.Н.Миронов, С.А.Никифорова [и др.] - М.; Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003. - С. 234-270.

Колесов 1989 - Колесов, В. В. Древнерусский литературный язык / В.В.Колесов. - Л.: Изд-во Ленинградского гос. ун-та, 1989. - 296 с.

 
< Prev   Next >